«Гусь свинье не товарищ» 
                                Пословица
                            
«Согласны»   
                                       Авторы материала 
 
   
 
    С точки зрения практики нижеприведенное постановление носит исключительный характер, что не так часто встречается в собственной практике.
    Принципиальным является следующее:
1.    При возвращении уголовного дела суд не может указать – исходя из положений ст.ст.15 и 220 УПК РФ – о том, что имеется необходимость предъявления обвинения, существенно отличающегося от ранее предъявленного, как по фактическим обстоятельствам деяния, так и по квалификации;
2.    Следователь, в чьем производстве уголовное дело оказалось именно ввиду возвращения его судом прокурору, не может существенно ухудшить положение обвиняемого и предъявить совершенно новое обвинение;
3.    Суд, в силу ст.15 УПК РФ, не является стороной обвинения и защиты, не выполняет процессуальные действия.     Подлежащие совершению сторонами, не подвергает ревизии процессуальные документы досудебного производства.

    С одной стороны такое мнение существовало и ранее, размытое в различных общих нормативных и судебных актах. Так, ст.123 Конституции Российской Федерации провозглашает принцип  равноправия сторон, согласно которого стороны пришли в суд, выложили все «карты» - второй попытки ни у кого  не должно быть. Именно такая позиция закреплена в Постановлении Конституционного Суда РФ от 08.12.2003г. №18-П и подтверждена Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 22.12.2009г. №28 – не допускается восполнение неполноты предварительного следствия.
    Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда оставила данное постановление без изменения, кассационное представление прокурора без удовлетворения.
   На настоящий момент это первое известное нам постановление суда о возврате уголовного дела прокурору по результатам предварительного слушания, в котором четко и однозначно закреплено положение о недопустимости совершения действий, ухудшающих правовое положение обвиняемых.
 



ПОСТАНОВЛЕНИЕ 
о возвращении уголовного дела прокурору

г.Екатеринбург                                                                    27 августа 2010г.

    Судья Октябрьского районного суда г.Екатеринбурга Измайлов Э.Р., с участием прокурора – помощника прокурора Октябрьского района г.Екатеринбурга Тесля В.В. обвиняемого Губейдулина Рустема Равиловича,
его защитника – адвоката адвокатской конторы №22 г.Екатеринбурга Южаковой А.А., предоставившего удостоверение № 2511 и ордер серии АА № 130043,
обвиняемой Скляровой  Анастасии Леонидовны,
ее защитника – адвоката «Уральской коллегии адвокатов» Погосян Р.М., представившего удостоверение № 2200 и ордер № 009481,
при секретаре Москвиной Е.А.,
а также с участием представителя потерпевшего Зяблицева Е.Г. – адвоката «Центральной коллегии адвокатов Свердловской области» Мельник Н.Н., представившего удостоверение № 2193 и ордер № 001530,
рассмотрев в закрытом судебном заседании в порядке предварительного слушания материалы уголовного дела в отношении Губейдулина Рустема Ринатовича и Скляровой Анастасии Леонидовны, обвиняемых каждый в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.163 УК Российской Федерации,

УСТАНОВИЛ


    Губейдулин Р.Р. и Склярова А.Л. обвиняются каждый в квалифицированном вымогательстве, то есть в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.163 УК РФ. По ходатайству стороны защиты назначено по уголовному делу предварительное слушание, в ходе которого защитники – адвокаты Южакова А.А. и Погосян М.Р., ходатайствовали о возвращении уголовного дела прокурору.

    В ходатайстве адвокатом Южаковой А.А. в качестве основания для возвращения уголовного дела прокурору указано, что следователь, вопреки положениям ст.237 УПК РФ – ухудшил правовое положение обвиняемых, поскольку после возвращения уголовного дела судом прокурору предъявил обвинение в совершении преступления более тяжкого, нежели инкриминировалось ранее. Такие действия следователя, изменившие квалификацию содеянного с ч.4 ст.234 УК РФ на ч.2 ст.163 УК РФ – защитник полагает нарушающими право стороны защиты, положения Конституции Российской Федерации и УПК РФ. Защитник отметил, что основанием возвращения уголовного дела судом прокурору явилась необходимость конкретизации обвинения, а не предписание о предъявлении Губейдулину Р.Р. и Скляровой А.Л. нового обвинения в совершении более тяжкого преступления.

    В ходатайстве адвоката Погосян Р.М. также содержится прошении о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, предусмотренным ст.237 УПК РФ, в качестве доводов указаны нарушение уголовно-процессуального закона и отсутствие состава преступления в действиях обвиняемых.

    По мнению защитника, предъявленные Губейдулину Р.Р. и Скляровой А.Л. после судебного разбирательства и возвращения уголовного дела судом прокурору обвинения в совершении более тяжкого преступления, нежели инкриминировано ранее – нарушает положения закона о невозможности ухудшения положения обвиняемых при применении нормы ст.237 УПК РФ. Содержится в ходатайстве и суждение об отсутствии в предъявленном обвинении описания характера причиненного преступлением вреда и отрицательных правовых последствий, что – по версии стороны защиты, указывает фактически об отсутствии состава преступления в действиях обвиняемых. Совокупность вышеназванных нарушений адвокат Погосян Р.М. полагает существенной, нарушающей права участников уголовного судопроизводства и не позволяющей суду принять любое законное решение на основании имеющегося в уголовном деле обвинительного заключения.

    Обвиняемые Губейдулин Р.Р. и Склярова А.Л., не заявив в предварительном слушании самостоятельных ходатайств, выразили согласие с позицией защитников, и уголовное дело полагали подлежащим возвращению прокурору для устранения допущенных в досудебном производстве нарушений закона.

    Представитель потерпевшего – адвокат Мельник Н.Н., против удовлетворения ходатайств защитников возражал, указав в отзыве, что не допущено в досудебном производстве сколько-нибудь существенных нарушений закона, влекущих невозможность для суда постановления приговора или принятия иного законного решения на основании составленного по уголовному делу обвинительного заключения. Адвокатом Мельник Н.Н. указано, что ходатайства защитников не содержат как ссылок на конкретные основания, предусмотренные ст.237 УПК РФ, позволяющие возвратить уголовное дело прокурору, так и описания тех нарушений, которые бы являлись существенными, неустранимыми, не позволяющими суду принять законное решение на основании составленного по уголовному делу обвинительного заключения. Кроме того, указано представителем потерпевшего, что ст.237 УПК РФ в ее конституционно-правовом истолковании, подтвержденном актами высших судов Российской Федерации – вовсе не запрещает ухудшить положение обвиняемого, когда имеются для этого надлежащие правовые основания. Поэтому предъявление Губейдулину Р.Р. и Скляровой А.Л. нового обвинения после возвращения уголовного дела судом прокурору, адвокат Мельник Р.М. полагал допустимым, не выходящим за пределы полномочий следователя и в силу этого не нарушающим прав обвиняемых.

    Помощник прокурора Октябрьского района г.Екатеринбурга Тесля В.В. указал в заключении, что не имеется основания для возвращения уголовного дела прокурору, поскольку и постановления о привлечении в качестве обвиняемых и обвинительное заключение – составлены уполномоченным на это должностными лицом, установленные законом требования к форме и содержанию названных процессуальных актов не нарушены, не допущено при производстве по уголовному делу и иных нарушений закона.

    Заслушав мнения сторон, суд находит уголовное дело подлежащим возвращению прокурору в соответствии со ст.237 УПК РФ, исходя из следующего.

    Как видно из постановления Октябрьского районного суда г.Екатеринбурга от 23 декабря 2009 года о возвращении уголовного дела прокурору, основаниями для этого послужили связавшие суд в возможности постановить приговор или принять иное законное решение по существу уголовного дела недостатки обвинительного заключения.

    Возвращая уголовное дело прокурору, суд рекомендовал конкретизировать предъявленные Губейдулину Р.Р. и Скляровой А.Л. обвинение так, чтобы на основании имеющегося обвинительного заключения имелась возможность принять законное решение по существу уголовного дела. Таким образом, суд указал фактически на необходимость надлежащего выполнения требований ст.ст.171 и 220 УПК РФ, в том числе на необходимость указания всех предусмотренных нормой материального права существенных признаков деяния и его правовых последствий, подпадающих под диспозицию нормы ст.204 УК РФ. Одновременно с этим, суд не указал, да и не мог указать – исходя из положений ст.ст.15 и 252 УПК РФ – о том, что имеется необходимость в предъявления обвинения, существенно отличающегося от ранее предъявленного, как по фактическим обстоятельствам деяния, так и по квалификации. Напротив, суд особо оговорил в своем постановлении невозможность совершения стороной обвинения действий, ухудшающих правовое положение обвиняемых, то есть предостерег следователя от предъявления обвинения в совершении более тяжкого преступления, нежели инкриминировано ранее. И только такое содержание судебного постановления отвечает требованиям п.1 части 1 ст.237 УПК РФ.

    Поэтому следователь, в чьем производстве уголовное дело оказалось именно ввиду возвращения его судом прокурору, предъявив обвинение в более тяжком преступлении, нарушил требования уголовно-процессуального закона, поскольку существенно ухудшил правовое положение обвиняемых, что недопустимо. Более того, предъявляя новое обвинение, следователь не принял никакого процессуального решения по ранее выдвинутому в отношении Губейдулина Р.Р, и Скляровой А.Л. обвинению в совершении каждым преступления, предусмотренного ч.4 ст.204 УК РФ. Данное обстоятельство – по мнению суда – затрудняет для стороны защиты возможность реализации процессуальных прав обвиняемыми и их защитниками, так как невозможно для указанных лиц определить то обвинение, от которого надлежит осуществлять защиту. Таким образом, составленное на основании предъявленного Губейдулину Р.Р. и Скляровой А.Л. с нарушением требований ст.15, 171 и 175 УПК РФ нового обвинения обвинительное заключение не может быть признано отвечающим требованиям ст.237 УПК РФ. Как следствие, такое обвинение связывает суд в возможности постановления приговора или принятии иного законного решения на основании имеющегося обвинительного заключения.

    Суд, в силу ст.15 УПК РФ, не является стороной обвинения и защиты, не выполняет процессуальные действия, подлежащие выполнения сторонами, и не подвергает ревизии процессуальные документы досудебного производства. Следовательно, вышеперечисленные нарушения, будучи неустранимыми в стадии судебного производства, будучи также существенными – нарушающими право на защиту, влекут необходимость возвращения уголовного дела прокурору, для устранения допущенных нарушений.

    Возвращая уголовное дело по основанию, предусмотренному п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ, суд дополнительно обращает внимание прокурора и следователя на то обстоятельство, что устранение недостатков обвинительного заключения не должно влечь совершение действий, ухудшающих правовое положение обвиняемых.

    Поскольку основаниями возвращения уголовного дела прокурору являются выявленные судом нарушения уголовно-процессуального закона, обсуждение доводов ходатайства защитника Погосян Р.М. об отсутствии в действиях Губейдулина Р.Р. и Скляровой А.Л. состава преступления суд находит преждевременным.

   Доводы же представителя потерпевшего – адвоката Мельник Н.Н., о неверном истолковании стороной защиты положений конкретных актов Верховного Суда Российской Федерации и Конституционного Суда Российской Федерации, позволяющих ухудшать правовое положение обвиняемых в целях защиты интересов общества и правосудия – суд отклоняет, поскольку упомянутые акты не относятся к производству в суде первой инстанции.

    Возвращая уголовное дело прокурору, учитывая характер и тяжесть предъявленного обвинения и данные о личности Губейдулина Р.Р. и Скляровой А.Л., суд не находит оснований для отмены или изменения ранее избранной в отношении каждого обвиняемого меры пресечения.
На основании изложенного, руководствуясь ст.237 УПК Российской Федерации,

ПОСТАНОВИЛ

Уголовное дело по обвинению Губейдулина Рустема Равиловича и Скляровой Анастасии Леонидовны – каждого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.2 ст.163 УК Российской Федерации, возвратить прокурору Свердловской области для устранения нарушений уголовно-процессуального закона, допущенных в досудебном производстве.

Меру пресечения обвиняемым Губейдулину Р.Р. и Скляровой А.Л. оставить каждому без изменения – в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Настоящее постановление может быть обжаловано в кассационном порядке в Свердловский областной суд в срок десять суток со дня вынесения, с принесением жалобы или представления через Октябрьский районный суд г.Екатеринбурга. При подаче кассационной жалобы каждый обвиняемый вправе ходатайствовать о своем личном участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции и о приглашении защитника для рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции.

Постановление изготовлено в совещательной комнате в печатном виде.

Судья                                                                                    

Материал подготовлен адвокатами Мелиховым А.В. и Колосовским С.В.
Эту страницу ещё никто не комментировал. Добавить комментарий.