Новости по уголовным делам

В этом разделе:
2013
январь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
27 апреля 2013

Нижний Тагил остался без собственного щебня. 2 крупнейших городских карьера не работают уже несколько месяцев. Владельца лицензии на разработку месторождений Валегин бор и гора Заячья – ООО «Урал-технология» – арендатор не пускает на объекты. Технику на карьерах и прилегающих к ним дробильных мини-фабриках тем временем разбирают на металлолом, а рабочим не платят зарплату. Исполнительный директор «Урал-технологии» Олег Кокшаров, чьи интересы отстаивает адвокат Сергей Колосовский, вынужден нести затраты на обслуживание месторождений и называет действия арендаторов рейдерским захватом. Простоем на карьерах в результате противостояния бизнесменов наконец-то обеспокоилась и администрация Нижнего Тагила.

25 апреля представители компании, владельца лицензии, предприняли очередную попытку проникнуть на площадку Валегина бора. «Урал-технология» имеет законное право использовать ее по договору субаренды. На «проходной» дорогу преградил охранник. По собственной инициативе арендатор месторождения – ОАО «Уральское» – в апреле 2013 года завел на площадку ЧОП «Сателлит».

«Руководство сказало никого не пускать», – отказывался открывать шлагбаум охранник.


Олег Кокшаров и другие представители «Урал-технологии» в ответ предъявили договор субаренды, решение суда, признавшее его законным. Аргумент не убедил.

«Есть другой вариант. Ваша охранная будка стоит за территорией участка карьера и фактически находится на дороге общего пользования. То есть сейчас может применяться статья 203 УК – превышение полномочий», – вступил в диалог адвокат Сергей Колосовский.

Для наглядности охраннику продемонстрировали карту с границами участка. Препятствовать открытию шлагбаума тот не стал, хотя и предупредил арендатора о визите бизнесменов с КамАЗом для загрузки щебня.

Погрузочную площадку окружала полуразобранная техника. Кабины «Лифанов», экскаваторы. Все это еще недавно было в строю. Прибывшие вместе с Олегом Кокшаровым сотрудники «Урал-технологии» осматривали местную дробильную фабрику. В ее оснащение бизнесмен вложил несколько миллионов евро. Теперь на площадке подсчитывали потери. В то же время в КамАЗ «Урал-технологии» грузили щебень. На шум из административного здания выбежал мужчина.

«Вы кто? Я директор ОАО «Уральское». Федорец Сергей Николаевич. Эта земля принадлежит «Уральскому». У нас договор аренды с администрацией», – «нападал» с претензиями на представителей «Урал-технологии» мужчина.

«А у нас договор субаренды, лицензия на добычу. Мы здесь законно», – защищались недропользователи.

«У вас аренда с каким-то ООО. Я тоже могу всяких бумажек понаписать. Мы обратимся на вас в суд. Здесь находится наше здание», – пообещал Федорец.

Диалог результатов не принес. Сергей Федорец ушел в административное здание. «Урал-технология» продолжила грузить щебень. Пока шла работа, Олег Кокшаров объяснял историю взаимоотношений арендаторов и субарендаторов. За 4 года в нее оказалось втянуто по меньшей мере 6 компаний. В 2009 году добычу щебня на месторождениях Валегин бор и гора Заячья по лицензии начала компания «ДиоС» под руководством Олега Кокшарова. Работы велись на основании договоров субаренды с ООО «Уральское» и ООО «Карьер-НТ». В 2011 компания GPG CONSULTING подала иск о банкротстве против фирм-арендаторов. На предприятиях введено конкурсное управление.

«У «ДиоСа» тоже были проблемы, предбанкротное состояние, из которого его вывели. Сейчас задолженность остается около 10 миллионов, но ее можно погасить за счет активов предприятия. Чтобы развивать производство, нам нужны были инвестиции. Из-за большой кредитной нагрузки «ДиоСа» проще было создать новую компанию. Тогда появилась «Урал-технология», – объясняет Олег Кокшаров.

6 августа 2013 года «Урал-технология» заключила договор субаренды с ООО «Уральское» (позже ОАО «Уральское») и договор с «ДиоСом», обладавшим лицензией на добычу щебня, и приступила к работе. К сотрудничеству Олег Кокшаров привлек администрацию Нижнего Тагила и «УралТрансБанк». По замыслу предпринимателя, на основе «Урал-технологии» в городе должен был появиться проект муниципально-частного партнерства. Муниципалитет в виде МУПа должен был приобрести 50% компании и развивать добычу щебня.

«Администрация заинтересована в оперативных поставках щебня на нужды города от законного недропользователя и правопорядке на карьерах. «УралТрансБанк» предоставлял кредит на модернизацию предприятия», – поясняет юрист Екатерина Котельникова.

«Урал-технология» готовила карьеры к продолжению работ. Однако после первого же взрыва в карьере Валегина бора допуск компании на площадку был приостановлен. Причины юристы и Олег Кокшаров связывают с продажей GPG CONSULTING долга компаний-арендаторов пермской фирме. После этого на банкротных предприятиях – владельцах акций ОАО, которым принадлежит право аренды земли и часть строений, обслуживающих карьеры, – меняются конкурсные управляющие.

По закону все имущество вместе с договором субаренды переходит на ОАО. Договор продолжает действовать. В конце октября мы произвели взрыв. Потратили на подготовку к нему 900 тысяч рублей. Но на следующие день на карьерах появились конкурсный управляющий и директор якобы нового субарендатора ООО «Кварт». Вывезти щебень нам не дали. Около половины добытого щебня ООО «Кварт» вывезло само. На Заячью гору нас не пустили. Там прекратили откачку воды. Этот карьер сейчас затоплен, но работу там можно восстановить», – рассказал  Олег Кокшаров.

В настоящее время права субаренды и добычи щебня на месторождениях полностью принадлежат «Урал-технологии». Но реализовать проект МЧП она не может из-за препятствий со стороны нового руководства компаний-арендаторов. На судебные решения, подтвердившие силу договоров субаренды, менеджеры не обращают внимания.

«Мы все эти месяцы платим за электричество, откачку воды на Валегином бору, охрану карьеров. Сумма уже более 7 миллионов рублей составила», – дополняет Екатерина Котельникова.

Отступать в «Урал-технологии» не намерены. При активной работе по оценке Олега Кокшарова ежегодно каждое из 2 месторождений даже без проведения модернизации прилегающих к ним фабрик может давать до 100 миллионов рублей. «Золотое дно» притягивает и ОАО «Уральское».

«Они пытались «отжать» лицензию на добычу. Куда только не писали письма: в министерство природных ресурсов, губернатору, представителю президента, в прокуратуру. Им пришел отказ. Говорят, что за GPG CONSULTING и пермской компанией стоит местный авторитет Соловьев. На совещаниях в администрации он говорит, что карьер его», – на выходе у проходной завершил рассказ Олег Кокшаров.

Охранник вновь попытался не пустить КамАЗ. Также безрезультатно.

«Ну что мне теперь под машину ложиться, что ли?» – развел он руками.


Ехала груженая техника недолго. Через пару сотен метров машину остановил наряд ППС. Прапорщик заявил, что в полицию поступила жалоба на якобы незаконный вывоз щебня. Через 10 минут на месте появилась опергруппа.

Да оттуда (с ОАО «Уральское». – Прим. ред.) опять какая-то женщина, наверное, невменяемая звонила», – отмахнулась дама в полицейской форме.

Вместе с руководством «Урал-технологии» и груженым КамАЗом опергруппа отправилась обратно на площадку карьера. В административном здании разъяснения полиции давал уже Сергей Федорец. Суть их мало отличалась от ранее прошедшего диалога с представителями недропользователя. К приезду полиции в полупустом административном здании появился единственный сотрудник – оператор насосной станции карьера Андрей Губин. Именно благодаря его труду карьер Валегин бор удалось спасти от затопления. Всю зиму он топором собственноручно раскалывал лед, чтобы уберечь от замерзания штоф, через который идет откачка грунтовых вод. Все это время его работа никем не оплачивалась.

«Мне какая разница, кто здесь власть. Лишь бы деньги за работу платили. Новые (ОАО «Уральское». – Прим. ред.) как пришли, работа встала. Народ разошелся. У меня ставка 18 тысяч рублей. Они мне 72 тысячи рублей должны были. Недавно выдали частями: сначала 25, а потом еще 9 тысяч. Все, говорят, это зарплата за март. Сейчас приехал конкурсный управляющий, обещает, мол, еще дадут. А с чего дадут, если ничего не работает», – грустно заключил Андрей Губин.

Несмотря на долги по зарплате, менять работу он не собирается. Как сам признается, за 20 лет его труда на карьере бывало и хуже. «Если правильно взяться, тут просто золотое дно», – уверен рабочий.

Пока заинтересованные юрлица пытаются определить хозяина «золотого дна», щебень на нижнетагильские стройки и прокладку дорог подрядчики вынуждены везти из других муниципалитетов, что в итоге ведет к удорожанию работ. Перспективные проекты, такие как строительство восточного обхода полигона «Старатель», на которые губернатор Евгений Куйвашев  выделил 300 млн рублей из областного бюджета, попадают в зависимость от работоспособных компаний. Правда, уже по другой цене.

Источник:  http://pravdaurfo.ru/articles/voyna-za-karery-ostavila-nizhniy-tagil-bez-shchebnya-i-programmy-kuyvasheva





Эту страницу ещё никто не комментировал. Добавить комментарий.