Блог адвоката

архив блога:
2011
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
декабрь
10 ноября 2011

"Кто ищет - вынужден блуждать"
                              И. Гете "Фауст"

Наша контора подвела итоговую черту под очередным уголовным делом, закончившимся прекращением уголовного преследования.

 Так, в сентябре 2009г. к нам обратилась  З. - директор большой организации, занимавшейся строительством жилья на территории нашего всеми любимого города.  Статьи, по которым возбудили дело, показались нам странными, да и дело поначалу показалось бесперспективным и неинтересным с точки зрения победы, так как ко времени обращения за защитой в АК № 22 к адвокату Тамакуловой были проведены практически все следственные действия: обыск, допросы многочисленных свидетелей, изъятие документов  и т.д. Все это было не в пользу моей подопечной З.

Но сколько интересного таили в себе нормы уголовного права и процесса по достаточно злободневной статье.

 

Итак, ст. 315 УК РФ - злостное неисполнение решения суда. Суть преступления заключается в том, что при наличии вступившего в силу решения суда, лицо, обязанное его исполнить и главное имеющее возможность его исполнить, после 2-х предупреждений соответствующих органов о необходимости его исполнить (в нашем случае - пристава исполнителя), все равно его не исполняет. В нашем случае дознание вменяло З.  22  эпизода преступной деятельности. Сами понимаете анекдот про три китайских предупреждения здесь не актуален.

К слову стоит сказать, что многие предприниматели, столкнувшись с проблемой необходимости выплаты задолженности кредиторам без ущерба их бизнесу, знают, как сделать так, чтобы и волки были сыты и овцы целы: ежемесячно перечислять небольшие суммы приставам, тем самым, исключив такой обязательный признак состава ст. 315 УК РФ как злостность.

В нашем случае приставы имели все необходимые документы и до приговора, казалось бы, оставался один шаг. И покатилась бы звезда на чьи-то погоны, а кому-то слеза из глаз.

Не тут то было! Вновь не подвел нас основной принцип наших адвокатов – работать в трех направлениях: по существу дела (факты), по  признанию процессуальных нарушений и исключению таких доказательств и самое любимое - наказание сотрудников правоохранительной системы, которые нарушили уголовно-процессуальный закон, от которого они  отмахиваются, как от выноса мусора из дома - не допросишься, все равно  делать самой.

Работа по такому принципу принесла свои плоды - после 2 лет работы дело было прекращено, причем исключительно по процессуальным моментам, нарушитель закона в лице дознавателя Полагаева, расследовавшего данное дело, получил несоответствие занимаемой должности и был куда-то переведен, причем полагая, что это тоже незаконно, но как обжаловать эту саму незаконность и сам не знал.

Теперь по порядку.

Основными доказательствами по делу были документы, полученные в ходе обыска в организации, которую возглавляла З. Они свидетельствовали о том, что в период действия предупреждения пристава о необходимости исполнить решения суда, денежные средства поступали в организацию и, соответственно, по мнению дознания, да и, наверное бы и суда, должны были быть направлены в службу судебных приставов для погашения задолженности по различным решениям судов.

В первую очередь, мои действия были направлены на признание незаконным действий по составлению протокола данного обыска, чтобы тем самым лишить доказательственного значения изъятые при обыске документы. Исходя из протокола, это было вполне возможно: дознаватель изъял все документы папками, без составления описи документов, что в соответствии с ч.13 ст.182 УПК РФ недопустимо. В этой связи не могу не заметить, что ранее адвокаты АК № 22 уже неоднократно признавали незаконными такие обыски, когда в протоколе не были идентифицированы все изымаемые документы. В нашем случае дознаватель не знал не только норм закона о проведении обыска, но и даже элементарных требований закона о необходимости уведомлять лицо о возбуждении в отношении него уголовного дела, предложить получить копию такого постановления, уведомлять о процессуальных сроках по делу, о соединении уголовных дел  и т.д. Такие действия дознавателя мной также были обжалованы в порядке ст.125 УПК РФ и наши требования о признании бездействий дознавателя судом были удовлетворены (также как и требования о незаконности обыска!!!).

Из этих фактов следует один неутешительный вывод: при такой профессиональной подготовке наших правоохранителей потерпевшему адвокат гораздо нужнее, чем обвиняемому. Поскольку потерпевшему еще и дознавателя надо защищать вместе со своими правами.

Далее, мной были исследованы нормы УПК, относящиеся к процессуальным срокам дознания. Они также содержали ряд изъятий, которые ни дознавателем, судом ни первой, ни второй инстанции учтены не были. Наши доводы были приняты в надзоре (Президиуме Свердловского областного суда), который отменил незаконные решения нижестоящих судов. Поэтому вопрос о том, что сроки дознания в связи с неоднократными незаконными приостановлениями и возобновлениями были свыше положенных 6 месяцев (а значит и половина всех следственных действий была произведена незаконно), как тяжелый камень, еще больше закрывал выход к законному и обоснованному приговору и веревка с привязанным этим же камнем плотно висела на дознавателе.

Очень посмешил нас наш дознаватель Полагаев, который направил ходатайство заведующему АК №22 Мелихову А.В. с просьбой заменить адвоката Тамакулову П.С., защищающую обвиняемую З. на иного адвоката, поскольку Тамакулова П.С. не является для ознакомления с материалами дела. Мелихов А.В., впервые в жизни и в своей практике, рассмотрел такое ходатайство, отказал в его удовлетворении.  Я объясню, в чем комичность ситуации.

В соответствии с уголовно процессуальным законом, в случае если адвокат по соглашению, уведомленный о необходимости явиться для участия в следственном действии в течение 5 суток не является, следователь (дознаватель) вправе пригласить адвоката, указанного в графике дежурств той юридической конторы, которая обслуживает соответствующую территорию.  Несоблюдение дознавателем порядка приглашения адвоката (в простонародье называемого адвокатом по назначению), также может повлечет незаконность  следственного действия, произведенного с его участием.

Я думаю, что, уважаемый читатель, понимает, что адвокаты АК № 22 в графике дежурств, обслуживающих наших доблестных правоохранителей, не состоят, а заведующий АК № 22 Мелихов А.В. не имеет к назначению адвокатов в порядке ст.51 УПК РФ никакого отношения, о чем адвокат Мелихов А.В. вынес документ, назвав его постановлением об отказе в ходатайстве дознавателю, где подробнейшим образом в циничной форме  разъяснил дознавателю требования закона не в виде жалобы, а в форме постановления об отказе в удовлетворения ходатайства - было весело и задорно!!!

Вот уж прав был барон Мюнхаузен, когда говорил, что самые глупые вещи делаются с серьезным выражением лица.

Вы думаете, дознаватель Полагаев понял этот юмор. Нет! Он совершенно серьезно приобщил это постановление к материалам уголовного дела.

Дальше дело попадает к мировому судье Чкаловского района г.Екатеринбурга У., где на предварительном слушании суд по моему ходатайству решает вопрос о направлении уголовного дела по подсудности, поскольку мной было заявлено ходатайство о направлении дела для рассмотрения мировому судье Ленинского района г. Екатеринбурга. Отказав в направлении дела по подсудности (т.е. в мировой суд Ленинского района), судья У. принимает решение о возвращении данного дела прокурору для устранения недостатков рассмотрения дела судом. Затем в течение полугода данные решения проходили апелляционное и кассационное обжалование, в результате чего - постановление суда о возвращении дела прокурору было оставлено в силе, а по вопросу обжалования подсудности было получено принципиально важное решение, основанное на принципах Европейской конвенции о правах человека. Юридический спор о том, когда должен подлежать судебной проверке решение о подсудности дела – на предварительном слушании или при обжаловании приговора – уже не раз стоял в нашей практике и подтвердив нашу позицию кассационная инстанция указала, что данный вопрос не может быть рассмотрен одновременно с  приговором, так как отложение судебной проверки вопроса о подсудности дела нарушает принцип рассмотрения дела в разумный срок (ст.6 Конвенции)

При повторном направлении дела в суд всем сторонам , в том числе и суду, стало очевидно, что судебной перспективы в виде вынесения какого-либо приговора (обвинительного или оправдательного) у данного дела нет, поскольку половину документов надо было вбрасывать в уголовно-процессуальное ведро, до конца срока давности привлечения к уголовной ответственности остался один месяц, да и наша подзащитная З., которая с тому времени находилась в декретном отпуске, не желала больше судиться.  

При этом имелась четкая стратегия поведения и доказательства для рассмотрения дела по существу, например: наличие отсрочек и рассрочек исполнения по некоторым решениям судов, документы, свидетельствующие о бездействии судебных приставов при исполнении решений судов и возможности их исполнить за счет арестованного имущества организации, и т.д. Имелось у нас и свое видение квалификации действий З., которая должна не по ст.315 УК РФ, а по специальной статье – ст.177 УК РФ (злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности), где сумма задолженности должна превышать 250 000 руб., что и позволило бы уменьшить обвинение с 22 эпизодов до 6-7.

Можно было и дальше ходить в процессуальную атаку, потом отсиживаться в кабинетных окопах, но с учетом мнения подзащитной З., уставшей от двух лет ведения боевых действий, было принято решение ходатайствовать о прекращении дела в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Правоохранители обрадовались. Этим дело и закончилась.

 

Автор - Адвокат Тамакулова П.С.

Ответ.редактор Мелихов А.В. 

Эту страницу ещё никто не комментировал. Добавить комментарий.