27 июня 2014

Адвокаты нашей конторы в очередной раз представляли интересы налогоплательщика в Арбитражном суде при оспаривании решения о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

В ходе рассмотрения дела налоговым органом было заявлено ходатайство о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании.

Нам стал теоретически интересен этот момент, поскольку, если следовать позиции налогового органа, практически все налоговые споры, связанные с оспариванием ненормативных правовых актов, принятых по результатам выездных налоговых проверок, подлежат рассмотрению в закрытом судебном заседании.

Здесь необходимо обратить внимание, что соответствующее ходатайство было заявлено не налогоплательщиком, а именно налоговым органом, который ссылался на необходимость сохранения налоговой, банковской тайны, а также персональных данных свидетелей.

Обращение к судебной практике не принесло желаемых результатов, нами было обнаружено всего два судебных акта, схожих по посылке с нашим делом. При этом очевидно, что если суд «закрывает» судебное заседание, то в общий доступ принятые по таким делам судебные решения не попадают.

Итак, на настоящий момент имеется Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 08 октября 2012 года № 61 «Об обеспечении гласности в арбитражном процессе» (далее – Постановление). Будем руководствоваться им.

В соответствии с ч. 1 ст. 123 Конституции РФ, ч. 1 ст. 11 АПК РФ разбирательство дел в арбитражных судах проходит в открытом режиме. Из содержания Постановления следует, что при решении всех частных вопросов, связанных с проведением закрытого судебного заседания, Пленум ВАС РФ исходит из главного принципа: разбирательство дела в закрытом судебном заседании осуществляется только в отдельных исключительных случаях.

Возникает вопрос: является ли налоговый спор таким «исключением» и должен ли он быть закрытым для граждан (кроме сторон по делу), ведь такому спору предшествует налоговый контроль, в ходе осуществления которого в распоряжении налогового органа всегда оказываются документы и информация о деятельности налогоплательщика?

При этом в статье 102 НК РФ, посвященной налоговой тайне, не оговорено, что сведения об ином лице (не являющемся налогоплательщиком применительно к данным отношениям), например, контрагенте налогоплательщика, относятся к налоговой тайне. Как быть, когда налогоплательщик не возражает, что документы, составляющие его налоговую тайну, будут общедоступными.

В этой ситуации полагаем необходимым обратиться к разъяснениям, которые содержит п. 16.2 Постановления: в тех случаях, когда речь идет о сохранении коммерческой, служебной или иной охраняемой законом тайны, например медицинской, судья, рассматривающий дело, не вправе по собственной инициативе решать вопрос о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании. Это возможно только по ходатайству участвующего в деле лица, заинтересованного в сохранении таких сведений в тайне.

Следовательно, на наш взгляд, суд не вправе удовлетворять соответствующее ходатайство, которое поступило не от налогоплательщика, как лица, непосредственно заинтересованного в сохранении налоговой тайны, а от налогового органа, как обладателя определенных сведений, заинтересованность в сохранении которых у последнего вторична и производна, обусловлена лишь заинтересованностью самого налогоплательщика. 

Пункт 2 ст. 102 НК РФ допускает разглашение налоговой тайны в случаях, установленных федеральным законом.

В соответствии со ст. 857 Гражданского кодекса РФ, ст. 26 Федерального закона РФ «О банках и банковской деятельности» от 02.12.1990 № 395-1 запрошенные налоговым органом у Банка документы как содержащие сведения о клиенте и его счетах являются банковской тайной. Банк гарантирует тайну банковского счета и сведений о клиенте. Сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены государственным органам и их должностным лицам исключительно в случаях и в порядке, предусмотренных законом.

Статья 93.1 НК РФ содержит нормы, регламентирующие процедуру истребования налоговым органом документов (информации) о налогоплательщике, плательщике сборов и налоговом агенте или информации о конкретной сделке.

Согласно п. 1 названной статьи должностное лицо налогового органа, производящее налоговую проверку, вправе истребовать у контрагента или у иных лиц, располагающих документами (информацией), касающимися деятельности проверяемого налогоплательщика (плательщика сбора, налогового агента), эти документы.

Таким образом, в рамках ст. 93.1 НК РФ при проведении налоговой проверки налоговому органу предоставлено право истребовать у третьих лиц не любые документы, а лишь документы, касающиеся деятельности проверяемого налогоплательщика.

В ст. 93.1 НК РФ прямо не предусмотрено право налогового органа истребовать документы, касающиеся деятельности контрагента проверяемого налогоплательщика.

Учитывая изложенное, материалы налоговой проверки могут содержать лишь документы, касающиеся деятельности проверяемого налогоплательщика, к примеру, выписки с расчетных счетов контрагентов не могут быть получены налоговым органом иначе, кроме как документы, касающиеся деятельности проверяемого налогоплательщика. В противном случае встает вопрос об допустимости и относимости полученных документов, поскольку, как было указано выше, в ходе проведения проверки у третьих лиц могут быть истребованы лишь те документы, которые касаются деятельности проверяемого лица; а в соответствии с п. 4 ст. 82 НК РФ при осуществлении налогового контроля не допускается сбор, хранение, использование и распространение информации о налогоплательщике, полученной в нарушение положений Конституции РФ, настоящего Кодекса, федеральных законов.

Таким образом, материалы налоговой проверки, проведенной в отношении налогоплательщика, не могут содержать конфиденциальную информацию в отношении других лиц.

Налоговая тайна – понятие собирательное. К налоговой тайне относятся любые сведения, полученные налоговым органом при осуществлении своих полномочий (ст. 102 НК РФ). Деление налоговой тайны на сведения, относящиеся к персональным данным, составляющие банковскую тайну, коммерческую тайну и т.д. необоснованно, поскольку налоговый орган может быть субъектом только налоговой тайны (субъектом, например, банковской тайны является банк) в связи с чем при решении вопроса о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании в связи с сохранением налоговой тайны применимыми являются лишь положения Налогового кодекса РФ и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и сборах; другие нормативные правовые акты, содержащие положения о банковской, коммерческой, иной охраняемой законом тайне применению не подлежат (исключение составляет лишь государственная тайна, которая имеет отличный от налоговой тайны, особый правовой режим). 

Рассмотрение дела в закрытом судебном заседании в связи с сохранением налоговой тайны обусловлено необходимостью не допустить ее разглашения. Здесь на первое место встает вопрос, каким образом возможно разглашение налоговой тайны в конкретном деле, если оно будет рассмотрено в открытом судебном заседании.

Между тем, с доказательствами, имеющимися в материалах дела и содержащимися в них сведениями, согласно ст. 41 АПК РФ вправе знакомиться только лица, участвующие в деле (налогоплательщик и налоговый орган в лице их представителей, действующих по доверенности и на основании п. 1 ст. 31 НК РФ). Неограниченному кругу лиц материалы дела для ознакомления не предоставляются, равно как действующий закон не возлагает на арбитражный суд обязанности направить копии материалов дела ни лицам, участвующим в деле, ни другим субъектам. При разбирательстве дела судом не оглашаются персональные данные свидетелей из протоколов допросов, которые были представлены в материалы дела, не выставляются на обозрение банковские документы.

Информация, которая должна содержаться в судебном акте в силу ст. 201 АПК РФ по налоговому спору, предметом которого является ненормативный правовой акт налогового органа, не нарушает ни налоговую, ни иную тайну, так как не содержит в себе сведений, их составляющих, а сведения о нарушениях налогоплательщиком законодательства о налогах и сборах и мерах ответственности за эти нарушения не являются налоговой тайной (подп. 3 п. 1 ст. 102 НК РФ).

Таким образом, полагаем, что налоговый спор не может быть рассмотрен в закрытом судебном заседании по ходатайству налогового органа по мотиву необходимости сохранения налоговой тайны (допускаем по соответствующему ходатайству налогоплательщика). При этом, нарушение принципа гласности, то есть правила о проведении открытого судебного заседания, как указано в абз. 2 п. 26 Постановления, является безусловным основанием к отмене судебных актов.

Эту страницу ещё никто не комментировал. Добавить комментарий.