24 сентября 2012

На завершающий этап вышло арбитражное дело по иску строительных организаций Екатеринбурга, Омска и Новосибирска против, крупного строительного холдинга севера Тюменской области, который фактически является региональным монополистом в области строительства опасных производственных объектов.

Вот и в данном случае эта организация  выступила в качестве подрядчика по строительству ГЭС.  Силами своих СМУ подрядчик не обошёлся и привлёк к выполнению задания на разные этапы работ нескольких субподрядчиков. Известно, что российский строительный бизнес имеет ряд «болезней», оставшихся ещё с перестроечных времён после развала ГОСПЛАНа. Как говориться - у семи нянек и дитя без глаза. Когда головная контора холдинга начинает разделять свои полномочия и делегировать их своим подразделениям, ни о каком единстве ведения проекта в целом и о соблюдении сроков не может быть и речи. Последствия такого ведения строительного бизнеса не заставили себя ждать и из-за несвоевременного предоставления проектной документации со стороны подрядчика, субподрядчики начали допускать срывы сроков строительства объекта.

Именно по этой причине, и возник первоначально конфликт между сторонами нашего спора - подрядчиком и его субподрядчиками.

Рассчитывая получить «драконовские договорные» пени, и хоть как-то оправдаться перед   генподрядчиком и заказчиком объекта, холдинг подал иск в суд на своих субподрядчиков, однако его лучшие ожидания не оправдались. Суд урезал размер пени практически в 10 раз и указал на обоюдную вину строителей в нарушении сроков начала и завершения работ. Это решение суда было обжаловано недовольным подрядчиком, однако и апелляционная и кассационная инстанции оставили его в силе.

Субподрядчики, которые остались довольны снижением размера пени, тем не менее  остались у «разбитого корыта». Подрядчик, обиженный решением суда по пени, просто напросто расторг договор субподряда, забрав уже выполненный объём работ и оставшиеся стройматериалы. При этом, субподрядчикам за работу заплатили, но только раза в три  меньше, чем они рассчитывали. Кроме того им не вернули их собственные стройматериалы, завезённые на стройплощадку, и не использованные при строительстве. Деньги за эти стройматериалы  соответственно тоже  уплачены не были.

Все попытки провести переговоры с подрядчиком раз за разом завершались неудачей. В итоге же конфликта подрядчик вообще подал исковое заявление о возврате предоплаты по договору субподряда.

Получив иск о возврате предоплаты по договору субподряда, нашим строителям не оставалось ничего иного, как подать встречное исковое заявление о взыскании с холдинга неосновательного обогащения. 

Юридическая несуразность ситуации для субподрядчиков заключалась в том, что при расторжении договора, передача работ и материалов была осуществлена не напрямую к головной конторе холдинга, а по его прямому указанию, на одно из его СМУ. Кроме того, передача производилась по целому комплекту документов, при подписании которых, со СМУ холдинга были подписаны  акты приёмки-передачи  работ  обычной  формы. А вот акт формы  КС-2,  справка формы КС-3, хоть и были переданы, но  остались неподписанными, ни подразделениями, ни головной конторой холдинга подрядчика.

Нашим юристам пришлось провести достаточно трудоёмкую и кропотливую работу, чтобы поднять всю проектную документацию на объект, всю первичную хозяйственную документацию  и переписку между сторонами конфликта. Необходимо было привлечь к участию в деле третьими лицами всех контрагентов наших строителей, поставщиков сырья и материалов, транспортные компании, монтажные организации, истребовать у них все второстепенные документы. Надо отметить, что эти два чемодана документов были достаточно объёмными (двенадцать томов дела говорят сами за себя).

Что касается переговоров сторон, то деловая переписка по договору велась с обеих сторон достаточно неаккуратно. Часть документов была не подписана, часть подписана неуполномоченными лицами, часть направлялась факсами, без дублирования  нормальными почтовыми отправлениями. При этом  реквизиты факсов были либо нечитаемыми, либо из-за технических ошибок, даты и исходящая документация не соответствовала хронологии конфликта. Видимо  опасаясь  заявлений о фальсификации доказательств,  юристы холдинга, представили в дело  только копии своих документов, при этом даже не заверили их своей подписью или печатью. Выявив  указанные недостатки доказательственной базы холдинга, мы поставили их под сомнение в суде. Это обстоятельство, а также и ряд писем подрядчика  с поручениями  своим СМУ и факт того, что ОГРН подразделений холдинга совпадает с его собственным, фактически решили исход дела.

Из  50 миллионов рублей исковых требований подрядчика были удовлетворены требования только на 150 тысяч. Встречные же исковые требования субподрядчиков заявленные на 80 миллионов рублей были удовлетворены судом на 50 миллионов. Апелляционная инстанция ещё в августе решила вопрос положительно в пользу субподрядчиков и оставило решение суда первой инстанции в силе. Сентябрьская резолюция кассационной инстанции по этому делу  утвердила  вердикт суда первой инстанции.

Сейчас  остаётся  только одна стадия исполнительного производства  в ходе которой наши строители и «посчитают северных цыплят».

Эту страницу ещё никто не комментировал. Добавить комментарий.