Новости по гражданским делам

В этом разделе:
2013
январь
февраль
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь
22 марта 2013

Отвечать своим имуществом по неисполненным договорным обязательствам, хотя порой и приходится, но приятных эмоций не добавляет.  Вдвойне неприятно отвечать по чужим обязательствам, например, когда заемщик не вернул долг по кредиту в банк, а в числе поручителей этого заемщика оказались вы, и явно не рассчитываете потерять таким образом  дом, машину или дачу.
Желание освободиться в таких случаях от  обязательств по договору поручительства вполне понятно, но не всегда это может получиться. Как показывает судебная практика, «разбить» такие договоры оказывается чрезвычайно сложно,  и суды в 90 процентов случаев становятся на сторону банков, взыскивая задолженность недобросовестного заемщика солидарно и с поручителей.
Однако в отдельных случаях шанс освободиться от требований банка все же имеется.
Так, совершенно недавно в нашу компанию обратился клиент  (назовем его «В») с подобной просьбой.
История началась в не таком далеком 2010 г., когда один товарищ, и по совместительству партнер по бизнесу, убедил его стать поручителем по кредитному договору. Друг ручался, что компания-заемщик, владельцем которой он является,  сможет своевременно исполнить условия кредитного договора и вернуть долг, а поручительство – лишь формальность, необходимая для банка.
Кредитный договор был подписан сроком на 1 год, в течение которого заемщик обязался в несколько этапов, частями, вернуть заемные деньги и выплатить проценты по кредиту.  Ничего не предвещало беды, однако, через год, когда долг должен был быть погашен, выяснилось, что он не успевает выплатить  сумму займа в указанный в договоре срок.
В результате между ним и банком было заключено дополнительное соглашение к кредитному договору о продлении срока  его действия еще на 1 год, до марта 2012 г.  Увеличение срока отразилось на количестве выплат заемщиком по кредиту и  размере денежного выражения  выплачиваемых процентов. 
В связи с изменением условий займа, дополнительного соглашения к договору поручительства между банком и гражданином «В» подписано не было. По мнению банка, несмотря на подписание дополнительного соглашения к кредитному договору, договор поручительства продолжал действовать в первоначальных условиях, так как содержал следующее условие:  «поручитель согласен с тем, что  в случае  изменения обязательств  Заемщика по кредитному договору, влекущее увеличение ответственности или иные неблагоприятные  последствия для поручителя, обязательства по договору поручения  сохраняются без согласия поручителя».
Таким образом, по мнению представителей банка, им удалось  преодолеть  одно из оснований прекращения поручительства, закрепленного  п. 2 ст. 367 ГК РФ: «поручительство прекращается в случае изменения основного обязательства (кредитного договора), влекущее увеличение ответственности или иные неблагоприятные  последствия для поручителя, без согласия последнего».
На мой личный взгляд, такое условие договора само по себе – «правовая уловка», ведь стороны попросту в договоре отменили императивную норму гражданского законодательства, согласившись ее не применять в своих отношениях, что вообще-то недопустимо. 
Но оставим на время теоретические размышления и вернемся к фабуле дела.
Несмотря на кажущуюся абсурдность,  упомянутое условие часто используется банками и кредитными организациями в договорах поручительства. Более того,  признать, такой договор ничтожным в части этого условия ввиду несоответствия закону, не представляется возможным. Судебные органы выражают практически единогласно позицию, согласно которой, такое условие полностью соответствует  законодательству, при его наличии в договоре, поручительство не признается прекращенным при изменении основного обязательства в сторону увеличения либо иным образом ухудшающего положение поручителя.
При возникновении такой ситуации суд взыскивает с поручителей солидарно  долг заемщика в рамках, установленных договором поручительства. Такой позиции придерживаются как суды общей юрисдикции, так и арбитражные. Подобным образом высказался и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в известном Информационном письме Президиума ВАС РФ от 20.01.1998 г. №28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением  арбитражными  судами  норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве».
Однако следует отметить, что в практике возникает множество уникальных  ситуаций, где такое унифицированное решение не всегда может гарантировать справедливость в отношении поручителей по кредитному договору.
С учетом вышесказанного, спорить с судебной практикой, отстаивая интересы нашего клиента было бы, как минимум, непродуктивно, потому следовало  избрать иной способ защиты его прав.
Поставленная задача была решена следующим образом. В суд был подан иск о признании договора поручительства прекращенным.
В названной чуть выше ст. 367 ГК РФ, первым основанием прекращения поручительства указывается прекращение основного (кредитного) обязательства, чем мы и попытались воспользоваться.
Дело в том,  что дополнительное соглашение о продлении сроков действия кредитного договора не просто изменило условия старого кредитного обязательства, но  заменило его новым, так как поменяло способ исполнения и предмет договора (новация).
Срок  как элемент способа исполнения договора  - тема достаточно «скользкая» для практики, так как даже в теории  единого мнения  о его включении в способ исполнения обязательств нет.
Но в рассматриваемом случае срок действия договора четко отражался на способе его исполнения.
Способ исполнения обязательства — это порядок совершения должником действий по исполнению обязательства (разовый акт, периодические платежи и т.д.).
При увеличении  срока действия договора, увеличивалось число частей выплаты суммы долга: вместо трех платежей по его возврату в итоге в дополнительном соглашении было установлено шесть, поменялся и размер денежного выражения начисляемых процентов на «тело» займа, и соответственно поменялась конечная сумма (с учетом процентов по кредитному договору), которую заемщик обязан был выплатить банку для полного исполнения своих обязанностей по договору.
Изменений коснулся и предмет договора. Здесь в качестве отступления укажем, что срок кредитного договора согласно нормам Гражданского кодекса Российской Федерации не является его существенным условием, и не входит в его предмет. Достаточно взглянуть на нормы  гражданского законодательства, посвященные кредитному договору и договору займа (глава 42 ГК РФ), чтобы прийти к такому выводу. В таком случае изменение срока действия договора не свидетельствовало бы об изменении его предмета.
С другой стороны,  гражданское законодательство устанавливает принцип свободы договора, который позволяет конструировать договоры согласно тому, как этого требует ситуация,  и формировать предмет договора, исходя из отношений, которые он регулирует.
В нашем случае договор  содержал раздел «предмет договора», в который были включены, помимо самой  передаваемой суммы денежных средств, проценты по договору, срок его действия.
Как известно,  при толковании гражданско-правовых договоров необходимо исходить прежде всего, из буквального смысла его условий (предмет в договоре был четко указан). В случае, если условия договора не поддаются буквальному толкованию, следует исходить из его общего смысла. Из договора явствовало волеизъявление сторон о включении в предмет договора срока его действия. 
Таким образом, при изменении хотя бы одного из указанных элементов (размер займа, проценты, срок исполнения договора), изменяется весь предмет договора.
Из сказанного  следует вывод, что подписав дополнительное соглашение  к кредитному договору, стороны  не просто  изменили срок его действия, но поменяли предмет и способ исполнения  основного (кредитного) обязательства, то есть, тем самым совершив новацию – прекратили старое обязательство заменой на новое (п. 1 ст. 414 ГК РФ).  А это, в свою очередь,  означало  прекращение  действия  договора поручительства.
Следует отметить, что  такое решение подходит далеко не ко всем ситуациям, а лишь для тех случаев, где  срок действия кредитного договора также тесно связан с предметом и способом исполнения кредитного обязательства.
И хотя суды в  подобных случаях, как правило, склоняются не в пользу поручителей, мы надеемся, что «лед тронулся», и судебная практика начнет меняться.  Свою лепту в начало этого процесса мы уже внесли: в рассмотренном случае судью удалось убедить в правильности наших рассуждений, основанных на нормах ГК РФ, мы отстояли законные интересы клиента, и договор поручительства был признан судом прекращенным. 

Шадрин Дмитрий. 

Эту страницу ещё никто не комментировал. Добавить комментарий.